Поиск
  • Кристина Никитина

Гарик Burito: «Этот мир не для удовольствия, а для работы над собой»


 

Зачем нам нужны разочарования, как музыка Burito помогает найти общий язык родителям и детям, почему архангел Михаил - символ музыкального коллектива и что, кроме чёрного, есть в гардеробе у музыканта? Об этом и многом другом автор-исполнитель, режиссёр Гарик Burito в проекте «Persona grata».

Герой Алексея Баталова в фильме «Москва слезам не верит» - Гога, Гоша, Георгий Иванович… У вас тоже очень похоже получается… Игорь? Гарик? Burito?

- Друзья вообще сократили моё имя до трёх букв - Гар. Родные люди называют Игорь. Мама до сих пор - Игорёк, Игорёша. Это же все просто звуки.


Один из ваших громких хитов – «Мама». Расскажите о своей маме.

- Она из семьи староверов из деревни Арлеть у нас в Удмуртии. Фамилия Русских. Мама, понятно, была уже не в религии. Она помнит свою бабушку. Бабушка всегда ходила в чёрном, читала староверческие книги.


Любовь к чёрному - по наследству?

- Чёрный - цвет торжества в Японии. Я просто хорошо сочетаю чёрный с чёрным. Это очень практично и легко. Ничего лишнего. Открываю дверь в гардероб - чёрное, чёрное, чёрное, чуть-чуть белого, и чёрное, чёрное. Всё чёрное.


Эмоциональное восприятие мира тоже черно-белое?

- Мир – ноль. Все, чем мы его окрашиваем - уже наши внутренние миры. Для меня мир - волчок. Я обращаюсь в центре, все вращается вокруг меня. Я пытаюсь мир не окрашивать эмоциональными красками, как это ни странно выглядит для музыканта. Музыка - сфера эмоциональная. Я же постоянно иду к себе, обратно.

В какой-то момент я думал, что научился жить безоценочно, но каждое событие, которое происходит в моей жизни, напоминает, что я ещё до сих пор оцениваю, и так будет, видимо, до конца жизни. Для того, чтобы всё безоценочно принимать, нужны колоссальные мощности.


Как известно, «дружба начинается с улыбки». Правда, не всегда так бывает. У вас было так, что серьёзная долгая дружба начиналась совсем не с улыбки?

- У меня все мои друзья, которые еще с Ижевска, проверены горами, скалолазанием, пайком, преодолением препятствий. В сознательном возрасте появилось много приятелей. Настоящих друзей мало. Я отдаю себе отчет, что друзей не выбирают, но в итоге судьба делает так, что, если ты не вкладываешься в дружбу, а в дружбу нужно вкладываться, то вас судьба разводит. Абсолютно точно.


Какая встреча у вас в жизни была с человеком, которая на всю жизнь осталась?

- Третьяк, Фетисов - для меня это небожители, потому что я занимался хоккеем. Макаров, Крутов, Ларионов, Фетисов, Каменский… Я познакомился с Третьяком совершенно случайно на Больших гонках. Я тогда совсем по-другому выглядел, был в «Банд’Эрос». Тем не менее, меня покорило, как он общался, совершенно просто.


У вас большая любовь к Японии, к японским символам. Даже Burito…

- Это расшифровка трёх иероглифов, три составляющие: воин, меч, справедливость. Я понимаю, в какой парадигме я мыслю и где я живу. Burito - воин, стоящий за справедливость. В России абсолютно точно это - архангел Михаил. Поэтому символ нашего коллектива - схематичное изображение архангела Михаила.


А вообще быть популярным сложно? Обычно артисты жалуются, что трудно просто выйти погулять или отдохнуть.

- Мне не сложно. Возможно, у меня не такая известность. Я спокойно хожу по улице, могу зайти в метро, ко мне могут подойти, пожать руку. Чаще у меня воспитанная публика - просто благодарят за музыку. У меня так сложилось.


Сейчас путь к зрителю изменился. Раньше нужно было поставить песню на радио, выйти на известную сцену, попасть на телевизионный экран. Сейчас в некотором роде всё упростилось. Не обязательно сидеть в Москве: можно записать песню, снять клип, выложить на электронную площадку - вас будут узнавать, скачивать…

- Честнее, согласитесь.


Да, без посредников. Но, тем не менее, вы все равно активно гастролируете, постоянно выходите к зрителю.

- Единение с публикой - квинтэссенция всего творчества артиста. Все, что мы делаем в своей жизни - ради встречи с публикой. Только ради единения.


Вы на сцене уже много лет. Насколько меняется публика в зале?

- На моих сольных концертах не менялась. Одни и те же лица приходят. Уже семьями, уже детей несут. Для меня это важно. С подростками же бывает порой сложно найти контакт. Мне писали, что благодаря музыке нашли точки соприкосновения с дочерью или сыном, которые совершенно, по их мнению, отбились от рук.


Как думаете, что нужно сделать мужчине для того, чтобы в конце жизни ни о чем не сожалеть?

- Это интересно. Каждому свое. У нас же большинство людей ждут чего-то от жизни, все хотят наслаждаться. Мы думаем, что всё, что реально происходит, должно приносить наслаждение, счастье, удовольствие. Не все понимают, что нет, этот мир не для удовольствия. Он для того, чтобы ты работал над собой внутри.

Счастье не будет перманентным, оно приходит и уходит, чтобы ты понимал, что мир совершенно не для того, что думаешь о нем.


Получается, что жизнь бессмысленна?

- Нет. Смысл жизни в самой жизни, в том, что она происходит, независимо от ваших представлений о ней.


Вы по профессии режиссер. Есть у вас какая-то большая режиссерская мечта?

- Конечно, есть несколько сценариев. Мы уже занимались большим фильмом о брейк-дэнсе, он до сих пор в разработке. Тут процесс простой: есть сценарий - надо найти бюджеты. Я пишу сценарий дальше, есть замечательный сценарий, но делиться не буду.


Не боитесь, что когда-то наступит момент, что записывать будет нечего?

- «Всё, спасибо», - тогда Господь сказал тебе. Погладит по голове: «Хватит, дружище, дал немножко пописать, займись чем-то другим».


Чем будете заниматься?

- Буду думать в тот момент, когда Господь погладит по голове и скажет: «Хватит».


Полную версию интервью смотрите на канале «Persona grata» в группе Нестеренко центра в социальной сети «Одноклассники».