top of page

Диана Гурцкая: «Мое утро уже никогда не наступит»



 

Гостями очередного выпуска цикла интеллектуальных интервью Persona Grata стали народная артистка России, певица, общественный деятель Диана Гурцкая и ее сын Константин Кучеренко.

Большой и очень искренний разговор с ответами на непростые вопросы после года молчания -  в новом выпуске проекта.

 

Диана, вы на сцене уже очень много лет. Мысли, с которыми вы выходили на нее, наверняка менялись. Сейчас вы уже народная артистка большой страны. С какими мыслями вы делаете шаг из-за кулис на большую сцену?

Диана: Я могу точно сказать, что всегда волнуюсь и трясусь, когда начинала петь и по сей день. Это очень ответственно. Выходя на сцену, ты должен сделать все, чтобы твоим любимым зрителям было хорошо и приятно, чтобы ты правильно донес свою жизненную трехминутную историю. И самое главное, чтобы каждая история была правдивой. Об этом я и думаю. Но самое главное, что всегда волнуюсь.

 

В вашей семье сейчас уже два музыканта. Вы выходите на сцену с сыном. Костя, ты себе нашел ответ на вопрос, почему ты занимаешься музыкой и для чего ты выходишь на сцену?

Костя: Музыкой я когда-то занимался только из-за того, что у меня всегда была наистрожайшая рука над головой (улыбается). Сейчас для меня музыка – хобби, без которого я просто не могу жить, от которого я реально получаю удовольствие. Будет ли это в будущем связано с моей работой, я не могу ответить. До сих пор решаю, и мне очень трудно выбрать, куда все-таки поступлю и где буду учиться.

 

С течением времени мы встречаем все больше разных людей. Жизнь устроена так, что с кем-то из давно знакомых мы отдаляемся, а короткие встречи перерастают в серьезное общение. Идем по жизни вместе, чувствуем душевное тепло, которое позволяет нам собирать свое окружение. Когда вы знакомьтесь с новыми людьми, как вы для себя определяете этот человек «ваш» или нет?

Диана: Бывает, что сразу «мой», и мы дружим долгие годы. Бывают разочарования, общаешься с человеком, и понимаешь, что не совсем думаем одинаково.

Но при этом нельзя на это обижаться, потому что в этом есть некая индивидуальность. У каждого своя жизнь, своя дорога. Вообще, очень интересно общаться с разными людьми. У кого-то ты многому учишься, кто-то что-то берет от тебя. В этом круговороте идет жизнь. Но если есть понимание, дружба, то этих людей надо беречь. В молодости, в том возрасте, как Костя сейчас, мы сразу влюблялись в отношения, в дружбу. Это было здорово. И когда мы разочаровались, это было страшно. И это было чаще. С возрастом, уже не так часто, потому что приобретаешь опыт, то, что восхищало ранее, уже воспринимаешь аккуратно, с осторожностью.

Костя: Со мной же ты как-то подружилась при первой встрече (улыбается)

Диана: Мое ты солнышко! (смеется)

Были люди, которых вы вычеркивали из своей жизни?

Диана: Слава Богу, нет. В большей степени общаюсь со всеми. Разве что какие-то обстоятельства и время нас отдаляет друг от друга. Очень люблю своих друзей, свое окружение, мой замечательный коллектив, тех, кто с детства был со мной. Не понимаю свою жизнь без этого.

 



Костя, у мамы есть возможность общаться практически с любым человеком в нашей стране. Ты в таком возрасте, когда еще можно мечтать о встрече с каким-то человеком, чтобы просто пожать ему руку, поговорить. Есть такой человек?

Костя: Конечно. Я бы очень сильно хотел пообщаться с мэром Москвы или даже с президентом России.

О чем бы зашел разговор с твоей стороны?

Костя: В первую очередь, руку бы пожал просто, а потом бы, наверное, нервничал и минут пять стоял бы.

Диана: И ничего не смог бы сказать!

Костя: Да, правда, я такой человек.

Диана: Я по себе знаю, что всегда нервничаешь при этом. Всегда удивляюсь, что это происходит со мной.  Простите за громкие слова, Сергей Семенович – чудеснейший человек. Мне посчастливилось с ним пообщаться…

Костя: А мне не позволила…

Диана: Мечты сбываются. То ли еще будет! Он удивительный человек. Он слышит не только ушами и видит не только глазами, но и сердцем, благодаря его поддержке, доброте, его замечательной команде появился наш «Центр социальной интеграции». Здесь замечательные педагоги, психологи, логопеды, вокалисты, инструменталисты – многогранная составляющая для детей, чтобы у них была возможность заниматься. Через искусство мы можем рассказать о себе, про себя. Наши двери открыты, поэтому мы хотим, чтобы здесь все ассоциировалось с творчеством с музыкой, с песней, со счастьем.

 

Последние годы интерес к культуре, к творческим проектам в нашей стране повышается. Благодаря Президентскому фонду культурных инициатив, при поддержке которого в том числе мы снимаем этот проект, реализуется очень много разных идей. Ваш фестиваль «Белая трость» известен по всей стране и доказывает, что для талантливого человека не важна запись в его медицинской карте. Насколько на вашем личном опыте сегодня большой бизнес готов помогать творческим проектам?  

Диана: Есть и желание, и возможности. Очень многое делается для детей с инвалидностью. Это и наш фестиваль «Белая трость», и другие интересные проекты, в которые я тоже вовлечена. Большое спасибо всем, кто мне помогает. Благодаря этому у ребят есть возможность достигать, творить, придумывать и идти дальше. Счастье, когда ребенок начинает свою музыкальную биографию с Кремлевского дворца, театра Надежды Бабкиной, Дома музыки. Дети приезжают из разных стран, из разных городов, из разных регионов. Самое главное - это желание и, конечно, вокальная составляющая. У нас проходит отборочный тур по всем регионам нашей необъятной страны. Я лично езжу, или даже если это онлайн, я сама отсматриваю детей, вместе с ними радуюсь, сопереживаю. Такое счастье, когда дети попадают к нам на фестиваль, на гала-концерт «Белая трость». Поэтому, дорогие педагоги, готовьте детей, дорогие родители, дорогие дети, приходите к нам, мы вас с радостью ждем, чтобы окунуться в эту сказку под названием фестиваль «Белая трость».




 

Слово «родина» сейчас приобрело особый смысл. Мы с вами родились на Кавказе. Каждый прошел свой путь, прежде чем стал жить в России, получил паспорт с двуглавым орлом и стал называть эту страну своей. Я долго думала, какая же родина у человека, который родился на Кавказе, детство провел в Средней Азии, жил в Украине и, в конечном итоге, в России? Подумала, что моя родина - Советский Союз.

Диана: Мы все родились в Советском Союзе!

Какая первая картинка у вас появляется при слове «родина»?

Диана: «Это все мое, родное, это где-то в глубине» - процитирую песню замечательного исполнителя Сергея Трофимова. Мы с Костей пели ее. Когда вы задали этот вопрос, у меня сразу возникла это в голове, в душе, в сердце. Я родилась в Грузии, определенное время там жила, детство, становление, когда я что-то стала осознавать, прошло в Грузии. Я грузинка, естественно. Горжусь этим. Но я приехала сюда. Мой муж и ребенок – русские. Я живу в России. Я народная артистка. Российской Федерации. Это все мое родное, это где-то в глубине. На самом деле, понимание родины нужно носить, как ребенка под сердцем, беречь и любить бесконечно. Я помню, когда на Олимпиаде и Паралимпиаде в Сочи звучал гимн, было ощущение, что здесь происходит история. Кстати, кто-то сейчас удивится, но я очень люблю смотреть фигурное катание. Помню, мой муж часто спрашивал: «Диана, интересно, почему ты так смотришь?»

Костя: Давай скажем тогда, что и футбол ты также смотришь, особенно матчи между «Барселоной» и «Реалом»…

Диана: Я смотрю футбол, да, мне это интересно. Когда комментируется, это легче. Каждый может видеть жизнь по-своему.

 

Мы снимали один из наших документальных фильмов в Калининграде и узнали о том, что там активно развивают туристические направления для людей с ограниченными возможностями, чтобы они могли путешествовать наравне со всеми. Там есть целый проект, где обучают сопровождающих, которые знают права, как общаться в самолетах, в поездах и так далее. Для комфорта создаются целые туристические маршруты с удобным размещением в определенных отелях или апартаментах.

Диана: Очень важно вовлекать людей с инвалидностью в разные проекты. Когда человек спокойно работает, вовлечен в процесс, он чувствует себя комфортно. Раньше был стереотип, что у нас, людей с инвалидностью, какой-то свой мир. Про себя могу сказать, что когда я была маленькой девочкой, то на меня смотрели, как на экзотику, даже не стеснялись моих родителей, ахали, «бедная девочка» и так далее. Их нельзя было винить, потому что существовал такой стереотип. Сейчас все меняется молниеносно. Люди вовлечены в обычную жизнь. Среди них есть замечательные профессионалы – журналисты, психологи, филологи, артисты… В данный момент очень важно, чтобы в обществе менялось отношение к людям с инвалидностью.

Мне кажется сейчас, особенно у молодых людей, отношение меняется. Они не делают больших глаз, не отворачиваются. Костя, так это или я ошибаюсь?

Костя: Думаю, что это зависит от воспитания. Кто-то может смеяться, а кто-то отнесется серьезно, предложит свою помощь, кто-то будет игнорировать. Но насмешки – самый худший вариант. К сожалению, видел таких людей. Чаще это случается с маленькими детьми, которые не понимают серьезность проблемы, ребята постарше могут стать близким друзьями, и эта дружба продлится до конца жизни.

Диана: Мы с Министерством просвещения и Общественной палатой запускали очень интересный проект - «Уроки доброты». Приходили в классы и рассказывали про нас, про людей с инвалидностью, что мы такие же, как все, просто у нас другая жизненная ситуация, что на меня нужно смотреть, как на профессионала, как на хорошего друга и, в общем-то нечего бояться. Также есть очень интересна история, в которой по сей день я участвую - тотальный тест «Доступная среда». О том, как общаться, как обращаться, если человеку нужна помощь. Бывают разные ситуации, конечно. Но сейчас гораздо лучше, чем раньше. Костя прав, очень многое зависит от воспитания. Помню, когда Костя был во втором классе, учительница рассказала, что он подрался.

Костя: Я просто человека на место поставил. Это была не драка.

Диана: Про меня были сказаны какие-то слова, неправильное мнение было у ребенка, наверное. Никого не хочу обижать, чуточку неправильное мнение было в семье у этого ребенка по отношению ко мне. И Костя отреагировал, хотя он был во втором классе. Но он защищал. И при этом я сказала, что, в принципе тебе не сказали ничего такого. Могли и по-другому. Ко мне обращались родители из-за ситуаций на детских площадках, когда просят, чтобы ребенок с инвалидностью играл в другом месте. Каждый ребенок имеет право играть там, где ему хочется, и со всеми детьми, и наоборот. Эти дети учат других детей быть добрыми и много чему еще.




 

Наверное, самый тяжелый момент в своей жизни вы пережили год назад, когда не стало вашего супруга, Диана, твоего папы, Костя. В день похорон я видела вас. Мне тогда казалось, что вы стали какой-то хрустальной. Я даже не смогла подойти. Мне казалось, что любое слово, любая лишняя энергия может просто рассыпать вас вдребезги. Было такое ощущение. Мне казалось, что каждый, кто подходит, забирает у вас последние силы для того, чтобы дышать. Сейчас, спустя год, я вижу, что вы нашли свою точку опоры, и вы нашли, на что опираться для того, чтобы дышать, двигаться, чтобы появились снова цели, смыслы. Как вы себе это объяснили?

Диана: Вы сказали: «Пережили». А пережила ли я? Здесь нет ответа. Это невозможно пережить. Я это проживаю по сей день, мы это проживаем, вся наша семья. Есть такое слово «безысходность». Я не знаю, что делать, как изменить жизнь. У меня день начинается с Пети, заканчивается с Петей. Я с ним общаюсь, разговариваю утром, вечером, днем. Но при этом я понимаю, что есть окружение, есть ребенок и ему нужна я. Есть, конечно, наша мама - мама Петра. Есть моя семья, мой брат. Безусловно, есть люди, кому я нужна. Еще раз подчеркну - пережить это невозможно. Ничего время не лечит, просто учит жить без любимых людей, без которых ты не представлял свою жизнь.

Я никогда не могла понять, как такое случилось в моей жизни, что рядом со мной человек, который так любит, живет и дышит мною, моими радостями, достижениями. Он все для этого делал. У них с моим братом Робертом получился тандем. Брат воспитал меня. Мы шли бок о бок с ним с детства. И вот в моей жизни появился человек, для которого не существовало сомнений, настолько в нем была сильна вера в меня. Он верил, знал и понимал, что для меня нет преград. И при этом он был таким добрым и заботливым. Он вырастил меня в прямом смысле слова. Я очень много узнала от него. Он очень много рассказывал, объяснял, мы очень много вместе читали. И для него это было в радость. Он всегда, даже если мы не были рядом, находил правильные, нужные слова. Он всегда угадывал, где болит. И это не только по отношению ко мне, это ко многим. Я даже не знаю некоторых людей, кому он помогал.

Я восхищалась его отношением к сыну. Он настолько правильно его воспитывал, направлял. Всегда говорил: «Сынок, что бы ни случилось, знай, что самое главное в твоей жизни – мама. Береги ее». Это было всегда, даже тогда, когда Костя был маленьким. Не могу сказать, почему он тогда так говорил, кто его сверху предупреждал. Я не смогла ничего сделать, чтобы что-то изменить, увы. Но самое главное, что он, его память, любовь, всегда со мной и во мне, в моей жизни, в моем сердце. Я не имею права не доделать то, что он оставил. Конечно, очень сложно. Но при этом я пою, я сегодня работаю и так живу.

 

Как журналист, который привык информацию получать из первоисточника, хочу спросить о публикациях, которые были год назад в самых разных изданиях. В них было два вопроса. Первый, что коллеги, артисты не поддержали вас.

Диана: Что вы??? Как не поддержали??? Мои коллеги во всем меня поддерживают. Огромное всем спасибо. Они по жизни идут вместе со мной. На фестивалях, на тех проектах, которые мы начинали с Петром. Я их безумно люблю и очень им благодарна. Мой замечательно друг Марк Тишман не отходил от меня просто. Все старались и по сей день, когда меня видят, говорят настолько правильные слова, так радуются, что видят меня на сцене.

Я же несколько месяцев вообще не могла подходить к телефону… Даже не знаю, сколько людей мне звонили, чтобы поддержать. Я не помню это время. Вот наступило первое утро. Я понимаю, что на улице ходят машины, люди, кто-то где-то разговаривает. Вроде все обычно. А я понимаю, что мое утро уже никогда не наступит. Моя жизнь изменилась.

 

Еще один вопрос, которым задавались журналисты, задавались, может быть, и вы, что настолько внезапно все произошло, молодой здоровый мужчина и вдруг такое несчастье. Появлялись заголовки, что случайность ли это, несчастный ли случай и не могло ли быть здесь какого-то, скажем, криминального подтекста?

Диана: Человеку стало плохо в самолете, ничего не смогли сделать. Сердечная недостаточность. Видимо, у нас такая судьба. Я проводила абсолютно здорового человека. Он летел обратно домой к семье с презентами, подарками. Ему стало плохо. В самолете. Может быть, случись это здесь, что-то успели бы сделать.

Никаких других версий не рассматривалось?

Диана: Есть то, что сказали врачи, – сердечная недостаточность. Жизнь – она непредсказуемая. Единственное, что у меня есть такое понимание, себя этим корю, есть ощущение, что если бы я была рядом, то этого не случилось бы, если бы я могла до него дотронуться, он бы не ушел, потому что между нами была такая сила, такая любовь. Для всех для нас его уход – это какая-то пустота. Ее ничем невозможно возместить. Но я понимаю, что есть Костя. Я не привыкла его хвалить, когда он рядом. Чудесный ребенок, моя опора, вся моя жизнь, мое дыхание и теперь смысл моей жизни. И папе будет там, на небесах, спокойно, когда я буду за него держаться. Я горжусь Костиком, он очень порядочный, любящий, заботливый. И папа всегда будет рядом с нами. Всегда. Это мое счастье, радость и моя неутолимая боль.

 

Полную видеоверсию интервью смотрите на канале проекта в социальной сети "Одноклассники"

Проект реализуется при поддержке Президентского фонда культурных инициатив

 

 

留言


bottom of page