Поиск
  • Дмитрий Краснов

Мирное небо между бомбежками



 

Съемки художественных фильмов в первой половине прошлого века занимали долгие годы. О том, что началась война, съёмочная группа картины «Свинарка и пастух» узнала в самом разгаре кинопроизводства. 22 июня 1941 года был завершён один из этапов съёмок в Кабардино-Балкарии и артисты возвращались в Москву. Многие пошли в военкомат по повесткам или добровольцами. Исполнитель главной роли Владимир Зельдин позже вспоминал, как они рассуждали в июне 1941-го: «Через 2–3 месяца покончим с врагом и продолжим».


Однако через несколько недель всех, кто работал над фильмом вернули на «Мосфильм» по личному распоряжению Сталина. Перед группой была поставлена задача снять ленту, чтобы и бойцы, и зрители хоть в кино увидели мирное небо. Фиксировать безоблачную картину советской мирной жизни приходилось совсем в иных обстоятельствах. Москву бомбили, а группа, снимая на ВДНХ, периодически спускалась в бомбоубежище. В паузах между налетами немецкой авиации кинокамера ловила то самое мирное небо. Так продолжалось 4 месяца.


Мировая премьера советского чёрно-белого мюзикла состоялась 6 июня 1944 года. В США фильм шёл под названием «Они встретились в Москве».


Знаменитая песня «О Москве» для картины «Свинарка и пастух» стала одной из самых ярких работ в кино для композитора Тихона Хренникова. Изначально слова поэта Виктора Гусева звучали так:


Хорошо на московском просторе!

Светят звезды Кремля в синеве.

И как реки встречаются в море,

Так встречаются люди в Москве.

Нас веселой толпой окружила,

Подсказала простые слова,

Познакомила нас, подружила

В этот радостный вечер Москва.

И в какой стороне я не буду,

По какой ни пройду я траве,

Друга я никогда не забуду,

Если с ним подружился в Москве.

Не забыть мне очей твоих ясных.

И простых твоих ласковых слов,

Не забыть мне московских прекрасных

Площадей, переулков, мостов.

Скоро встанет разлука меж нами,

Зазвенит колокольчик: «Прощай!»

За горами, лесами, полями

Ты хоть в песне меня вспоминай.

Волны радио ночью примчатся

Из Москвы сквозь морозы и дым.

Голос дальней Москвы мне казаться

Будет голосом дальним твоим.

Но я знаю, мы встретимся скоро, —

И тогда, дорогая, вдвоем

На московских широких просторах

Мы опять эту песню споем.

И в какой стороне я не буду,

По какой ни пройду я траве,

Друга я никогда не забуду,

Если с ним подружился в Москве.

Позже режиссер фильма Иван Пырьев попросил авторов добавить в песню актуальные строки о войне. Так в ней появилось ещё одно четверостишье:


И когда вражьи танки промчатся,

Мы с тобою пойдем воевать.

Не затем мы нашли свое счастье,

Чтоб врагу его дать растоптать!