top of page

Оскар Кучера: «Не надо никого слушать, если веришь в то, что делаешь».



 

Гостем очередного выпуска цикла интеллектуальных интервью Persona Grata стал актер театра и кино, телеведущий Оскар Кучера.

Ответ на главный вопрос жизни, полувековой юбилей, литературное потрясение на долгие годы, стихи отца и спор о компромиссах – в большом разговоре в новом выпуске проекта.

 

Даже если мы не ориентируемся на мнение окружающих, то в любом случае становимся объектами для их рассуждений, умозаключений. Например, несколько лет назад в публичном разговоре один известный телевизионный продюсер мне сказал: «Вы не состоитесь в профессии. У вас говор, специфическая внешность, и, вообще, у вас нет харизмы». Через два года после этого разговора я стала финалистом Национальной премии «Радиомания» как один из лучших радиоведущих-интервьюеров, а еще через год я брала интервью для федерального канала, на котором трудится тот самый продюсер. Это было не специально, просто так сложилось. Часто ли в своей жизни вы слышали нечто подобное о вашей якобы профнепригодности?

- Когда мне было лет 14 и я сказал маме своего друга, сына актера Александра Белявского, что хочу поступать в театральный институт, то первое, что услышал: «Куда тебе в театральный, ты себя в зеркало видел? Был бы красавчиком - другое дело». Меня это так задело, но не потому, что она меня обидела, а потому что я перестал в себя верить. Но я поступил в театральный институт. Сейчас вы берете у меня интервью. Когда я пришел на телеканал МТV пробовать себя в роли ведущего, на кастинге какая-то девочка мне сказала, что я профнепригоден и, в принципе, заниматься этим бессмысленно. А через два года генеральный продюсер телеканала МТV просил меня, чтобы я с Муз-ТВ перешел к ним. Тешит это самолюбие нам с вами? По-честному.

В какой-то степени, да.

- Важно это? Нет. Мы являемся для тех, кто нас смотрит и в себя не верит, тем самым примером, который в полной мере показывает, что не надо никого слушать, если ты веришь в то, что делаешь.



В этом году вы будете отмечать свой первый большой юбилей…

- Почему первый? Пятый.

Считается, что 50 - настоящий юбилей. Любите свой день рождения?

- Нет. Даже забываю иногда. Я люблю работать в свой день рождения. Просто в этом году не отмазаться. Семья хочет, чтобы я сделал прямо ого-го - 50 лет! А я не хочу. Не лежит душа. Может быть, это внутренняя неуверенность. Не могу объяснить. Сделать, как Филипп Киркоров, я не смогу, а меньше - какой смысл? Шучу, конечно. Я точно буду с семьей и, скорее всего, не в Москве, и ничего специально придумывать не буду. Ну 50, ну о’кей. Один из наших тренеров в спортзале говорит: «Мне не важно, какие цифры на грифе, мне важно, как ты выглядишь». Поэтому не имеет значения, сколько тебе лет, важно, как ты себя чувствуешь и выглядишь. Особенно в моей профессии. Да и по-хорошему, если человеку наплевать, как он выглядит, мне кажется, это просто неуважение к себе и к окружающим.

 

Недавно услышала очень мудрую фразу от одного врача, который сказал, что забота о здоровье после 40 лет определяет качество вашей жизни в старости…

- Я бы дополнил: забота о здоровье, начиная с юности, добавит качества вашей жизни в старости.

Если бы в юности это понимали…

- Если бы молодость знала, если бы старость могла, да. Конечно, врач абсолютно прав. Мы с женой своих детей к этому приучаем. Мне кажется, это удается. И я для них являюсь хорошим примером, поэтому периодически у себя в зале с ними встречаюсь.

 

Конфуций говорил, что если ты задаешь вопрос, то становишься глупцом лишь на одну минуту. А если ты не задаешь себе вопросов, то ты остаешься дураком на всю жизнь. Самые честные вопросы - наедине с собой. Есть ли вопрос, на который вы самому себе еще не ответили?

- Вопросов к себе много. Не готов сейчас все их озвучивать, но самый главный, который, мы задаем себе всю жизнь: «Для чего все это?» Пока я вижу только одно – семья. Мыслители, философы в основной массе говорят о любви, как о Боге. В книге Уолша «Беседы с Богом» очень хорошо сказано, почему мы здесь. Когда вокруг тебя абсолютный свет и ты абсолютный свет, то не можешь почувствовать, кто ты. «Когда на глади полотна художник ночь изображает, он луч хотя бы оставляет, чтоб эта ночь была видна» (Лопе де Вега, перевод М. Лозинского – прим. автора). Уолша, с одной стороны можно назвать аферистом от философии, а с другой – он сделал грамотную компиляцию всевозможных размышлений и рассказал это простым языком, поэтому и полноценным аферистом его язык не поворачивается назвать. По Уолшу, Господь - мощнейшая энергия, создавшая все вокруг, импульс, который, возникает в момент первого сердцебиения, разделил себя на нас. Он чувствует эмоционально все, что чувствуем мы. И для него самый большой свет, радость, когда человек находит любовь. Необязательно в другом человеке, в чем угодно - в творчестве, в друзьях, в открытиях, когда человек испытывает это грандиозное, самое мощное по своей энергетике чувство. По большому счету чувств всего два - любовь и страх. Все остальные - производные. Так вот, отвечая на вопрос, для чего мы здесь, я вижу только свою семью. Значит, я вижу любовь. Потому что работа - это круто, очень люблю свою работу. Но, положив на чаши весов семью и работу, я вижу, что они не стоят рядом, они параллельны. Я не смогу выбрать и не буду, потому что прекрасно понимаю, что без своей работы я бы не познакомился со своей женой, у меня бы не родились такие разные и такие прекрасные дети, и я не был бы с ними так счастлив.


 

Продолжим тему книг. У нас на столе одна из ваших любимых – «Полубрат» Кристенсена. Почему ее стоит прочитать?

- Одно слово, которое уже прозвучало – любовь. Удивительная, огромная, непревзойденная, бесконечная. Не между мужчиной и женщиной. Любовь, как великая сила, вопреки всему.

Есть книги, которые оставляют мощный эмоциональный отпечаток. В кино и театре режиссер способен нас обмануть, особенно в кино. В моменте вы будете эмоционально затронуты, но через несколько дней уже не будет никакого послевкусия. Я всегда это физически ощущаю. Либо это во мне осталось, либо нет. В случае с «Полубратом» я до сих пор помню комнату, где я закончил ее читать, как я плакал, и не мог остановиться. Знаете почему? Потому что книга закончилась. Это было эмоциональное потрясение. И до сих пор я пока не беру ее в руки. Я ее прочитал лет 15 назад и хочу еще немного выждать, чтобы прочитать снова.

Как к вам попадают книги, как вы их выбираете?

- По-разному. Например, «Полубрата» мне посоветовал Сергей Гармаш. Иногда открываю список лучших книг и смотрю, что я пропустил. Так роман «100 лет одиночества» Маркеса недавно ко мне попал. На разрыв, конечно. Просто до слез, фантастическая литература по всем параметрам. А в юности несколько раз брался за нее, но мне не заходило. Прочитал «Дар» Набокова. Сейчас читаю «Доктор Живаго» Пастернака. Обычно я чередую художественные книги с философскими, историческими, обучающими. А сейчас вот три художественные подряд. Могут что-то друзья посоветовать. У меня теща очень читающая, частенько мне что-то приносит.

Действительно, книги попадают к нам иногда очень неожиданным образом. Я преподавала в одном из университетов, где обучалось очень много иностранных студентов. И в период, когда еще Муаммар Каддафи был жив, студенты из Ливии, которые его боготворили, подарили мне его «Зеленую книгу» в переводе на русский язык. Тогда она была очень популярна. Умозаключения, взгляды на жизнь человека, который прошел путь от пастуха до лидера нации.

- Интересно? Стоит прочитать?

Думаю, что узнать точку зрения на мироустройство еще одного человека, как минимум, любопытно.

- Просто иногда очень жалко тратить время на то, что, в общем, проходящее.

Среди прочих там была мысль о том, что незачем ходить в театр, в кино, в цирк, потому что, смотря на жизнь других, мы свою подменяем чужой. И в пример он приводит ресторан. Человек же сам там ест, не смотрит на то, как едят другие. Это была его точка зрения. Что вы можете возразить?

- Прежде всего, спасибо, что рассказали, читать я это не буду. Возможно, Каддафи не знал и ему не рассказали, что можно не подглядывать за жизнью других людей, а эмоционально вместе с ними проживать их опыт.  Это как ребенку объяснить, для чего читать книги. Да хотя бы с практической точки зрения, что тебе на подкорку засядет опыт прочитанной тобой книги и ты, попав в подобную ситуацию, не совершишь ошибку, которую совершит человек без этого опыта. Я много раз уже говорил, что умный человек учится на своих ошибках, гений учится на чужих ошибках и только идиот ничему не учится. Вот не будьте Муаммаром Каддафи, пожалуйста. Потому что можно оказаться в нужное время в нужном месте, можно очень сильно желать этого, но не знать, что с этим делать. Мы знаем, как он закончил. И будь он мудрее, смотри он спектакли, фильмы, читай книги, получай он опыт на уровне сопереживания, возможно, все сложилось бы по-иному.

 



Психологи говорят, когда ситуация в обществе становится очень напряженной, среди людей возрастает спрос на произведения, где все еще хуже, чем в жизни, и тем самым как бы психика себя обманывает, что я не переживаю за то, что случится со мной, а сопереживаю вот этому конкретному герою. Человека это как бы приводит немножко в норму на уровне подсознания. Когда ситуация в обществе становится спокойнее, спрос на такой контент падает. Когда вам сложно в жизни, к какому виду искусства вы обращаетесь, какой жанр в этом случае вам близок?

- У меня клинический случай, потому что я позволю себе быть человеком, который не согласиться с этими психологами. Мне уже почти 50 лет. Я знаю разных психологов, видел их много, еще с большим количеством общался не как пациент, а как собеседник, Я бы у некоторых дипломы отбирал до того, как им их выдали. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, скажу так, когда мне тяжело, когда вокруг много гадостей, чернухи, я хочу смотреть на светлое. Если говорить о фильмах, то я хочу смотреть романтические комедии, я не хочу смотреть и думать о том, что кому-то еще тяжелее и радоваться этому. Мне кажется, это болезнь. У нее есть имя - зависть. Я завидую тем, кому хорошо, и поэтому смотрю на тех, кому плохо, наслаждаюсь тем, что кому-то еще хуже, чем мне. Неважно, что со мной, главное, что у соседа корова сдохла. Я никогда такую позицию не приму. Поэтому предлагаю всем-всем, если вы чувствуете, что устали, чувствуете, что вокруг много, простите, дерьма, будьте как один из пастухов, сидящих на холме и смотрящих на одно и то же поле. Один смотрит на коровье дерьмо, а другой на цветы. Будьте вторым.

 


Ваш папа - известный режиссер-постановщик, человек бескомпромиссный, в период 90-х ему было очень сложно в профессии, но он стал писать стихи.

- На самом деле он писал их всю жизнь, просто был очень долгий перерыв. А в последние годы, это не в 90-е было, а уже в 10-ые, даже чуть ли не во вторую их половину, он вдруг начал писать очень хорошие стихи. Отец у меня удивительный человек, талантливейший. Я всю жизнь смотрел на него, слушал его, и с ужасом понимал, что мне никогда таким не стать.

- Вы знаете стихи своего отца наизусть?

- Конечно.

- Прочтете?

- Очень давно не читал, но попробую не ошибиться:

Облаков трехэтажный ярус

Над усталой землей висит.

Жизнь моя, как пиратский парус,

По волне времен колесит.

И ни выхода, ни исхода,

Только море со всех сторон.

Бурный ветер моей свободы

Черным парусом окрылен.

Я – пират. Я из тех, кто вышел

В жизнь, чтоб выворотить ее.

Пусть подвесят меня повыше

За такое мое житье.

Тот, кто вскормлен свободным хлебом,

Тот печалится не привык.

И, болтаясь под самым небом,

Я земле покажу язык.

 

Вы говорили о том, что у отца было свое четкое представление о жизни. Он не шел на компромиссы в творчестве. Наверное, и в жизни так было. Комментируя этот факт, вы сказали, что все-таки не всегда стоит бежать, но иногда стоит и немножко проскользить. Вам часто приходилось скользить?

-  Иногда и приходится. Я ставлю на чашу весов то, что мне это скольжение даст и что будет, если я откажусь. Взвешиваю. Я не всегда оказываюсь прав, но, во всяком случае, понимаю, что я хотя бы попробовал. Я с отцом в этом совсем не согласен, прямо в корне. Я говорил это ему уже под конец жизни. Мне кажется, он даже со мной в какой-то момент согласился. Это гордыня называется. Потакая нашим амбициям, мы порой становимся слепы, не замечая того, что нам необходимо для нашей жизни. Чтобы подняться по лестнице, нужно наступить на каждую ступень. Если у тебя много сил, через некоторые можно перескочить. Но мы же все равно их проходим. Если мы понимаем, куда мы идем и что это неизбежная история на пути, то лучше перескочить. Пусть это будет в биографии. Конечно, если это не причиняет никому вреда и не делает тебя подлецом, что, сохраняя порядочность, ты движешься дальше. Я категорически против распихования локтями. Я не уважаю таких людей, даже если они добились многого. «Бог не Тимошка, видит немножко».

Если бы, например, отец в свое время согласился снимать «Чкалова», у него бы совершенно по-иному сложилась карьера, перед ним бы открылись совершенно иные горизонты уже в возрасте 60 лет. Это возраст, да. Но он был уже состоявшимся, очень талантливым человеком, оставивший прекрасный след. И можно было сделать эту картину, найти какой-то компромисс, а не говорить что либо будет, как я сказал, либо не будет никак. В итоге никак. Кто победил? Кино все равно случилось. Плохим. Я уверен, если бы его снимал мой отец, оно было бы лучше. Не потому, что он мой отец, а потому что он мегаталантливый человек. Он бы нашел что сделать. Я ему говорил, ты бы справился, победил бы жену Чкалова, которая несла полнейшую ахинею. Пусть меня простят поклонники великого летчика. Но, к сожалению, это было действительно так. Я был свидетелем, как отец в ужасе приходил после беседы с ней. Мы видим, что сейчас дочка натворила, к сожалению. В общем, это воспитание мамы, это не воспитание отца, это очень тяжело. Я прекрасно понимаю, если бы он не был таким упертым, он бы большего добился.

- Это бы продлило ему жизнь?

- Мне трудно сказать. Это бы изменило качество жизни. Он прожил прекрасную жизнь – 85 лет. Умер от ковида, умер абсолютно здоровым человеком, не доставил ни единой толики хлопот, абсолютно самостоятельный, сильный, здоровый мужик, который ходил в магазин, таскал сумки, гулял, писал стихи и обладал феноменальной памятью. Он был абсолютно здоров и попал в больницу для того, чтобы сделать шунтирование. Там он заразился ковидом. Я думаю, он бы до сих пор был жив, если бы не наши доблестные врачи. В этом году ему было бы 90.

- Ваши сыновья, что думают о своем отце?

- Лучше спросить у моих сыновей.

- Что бы вам хотелось, чтобы они думали?

- Что папа их очень любит, что папа приличный человек, что им за меня не стыдно.

 

Полную видеоверсию интервью смотрите на канале проекта в социальной сети "Одноклассники"

Проект реализуется при поддержке Президентского фонда культурных инициатив

 

Comments


bottom of page