Поиск
  • Кристина Никитина

Станислав Малых: «Традиции ее вокальной школы однозначно видны в Волгограде»



 

Закончил Нижегородскую консерваторию имени Глинки по классу вокала, лауреат многих международных и всероссийских конкурсов, солист «Царицынской оперы» и «Волгоградского музыкального театра», В составе ансамбля «Нижегородские певчие» объехал с духовной программой всю Европу. Преподавал вокал в институте имени Серебрякова, руководил Волгоградконцертом, Волгоградской филармонией и «Волгоградским музыкальным театром»

С 2019 года председатель комитета культуры администрации Волгоградской области.


Станислав Малых вспоминает о своей работе и дружбе с выдающимся вокальным педагогом Светланой Григорьевной Нестеренко.


На каком этапе своей жизни вы встретили Светлану Григорьевну?

- Это было в 1983 году, я учился в восьмом классе, друг предложил мне вместе с ним проехать в училище на прослушивание, потому что одному было страшновато. А у меня папа и мама – врачи, я по определению должен был продолжить династию, но на прослушивании, кажется, «Дубинушку» я изобразил басом. Светлана Григорьевна говорит: «Вот-вот-вот, так и будешь петь». Родители были против поступления категорически, папа видел во мне «вероотступника». Но когда понял, что действительно, это может быть серьезной профессией, он поверил. И родительское благословление было обоюдное.


Какие отношения сложились со Светланой Григорьевной?

- После родителей она была вторым близким и родным человеком, который принимал решения в моей судьбе. У Светланы Григорьевны вообще, если люди не отсеивались, то становились родными. Очень много учеников, которые могут сказать, что она была второй мамой. В моей судьбе она и крестная мама - в прямом и переносном смысле крестная. Она дала мне жизнь в профессии, определила критерии «хорошо-плохо», научила критически относиться к себе, к тому, что делаешь. Она дала мне все ориентиры.


Какой из них главный?

- Она была очень требовательная, максималист и перфекционист в своей профессии, требовала такого же отношения к профессии и от других.

Мне постоянно влетало за то, что я ленился. Ещё меня влекло очень много направлений - эстрада, хоровое пение. Она меня постоянно одергивала. Наш творческий союз начался, когда мне было 14 лет. Ребенок. Она воспитывала, была материнская забота – наблюдение, пестование, на руках нас носила. Мы были самые маленькие. Светлана Григорьевна была одним из тех новаторов, которая стала заниматься с детьми мутационного периода. А у нас же были свойственные переходному периоду «взбрыки», и с ее стороны все было настолько терпеливо и мудро, что сейчас, когда у меня дочь в этом возрасте, могу только удивляться. А мы были чужие дети, не свои, понимаете?

Даже в очень непростые, нищие 90-е годы, когда я учился в Нижегородской консерватории, Светлана Григорьевна делала со мной госпрограмму, прилетела на госэкзамен в Нижний Новгород. Для меня это мерило её профессиональной отдачи и любви. Это то, от чего наворачиваются слезы, когда я думаю о ней!


Вы можете представить себе, что она ушла из профессии?

- Никогда! Ее жизнь была подчинена вокальному искусству. И уклад семьи был этому подчинен. Когда ей предложили поехать в Москву на педагогическую работу, семья-то оставалась еще здесь, уже потом потихонечку все перебирались. Это тоже поступок. За ее женственностью, мягкостью был стальной стержень. У нее была воля и сила, которая заставляла все вертеться вокруг нее так, как она считала нужным. Мы это все чувствовали.


Забавный случай можете вспомнить?

- Их было много! Например, работа с мутационными подростками – это очень большая ответственность, потому что еще не сформирован аппарат, нагрузки должны быть дозированы. И однажды вечером, когда мы думали, что уже никого нет в училище, мы с мальчишками собрались у инструмента – каждый что-то пел свое и эти вопли разносились по всему зданию. И Светлана Григорьевна заходит в этот холл, за роялем сижу я, ору истошно не своим голосом. Надо было видеть ее лицо! Она гоняла меня по всему училищу. Я от нее просто убегал. Было много смешных моментов, потому что мы были членами семейства Нестеренко, ее дети росли вместе с нами. Мы очень часто бывали в гостях друг у друга, на днях рождения, просто отдыхали на даче.


Прозвища давала вам?

- У меня фамилия Малых, и я был Малыш очень долго, даже когда уже преподавал. Иду со студентами и вдруг откуда-нибудь сверху: «Малыш!» Весь педагогический авторитет улетал сразу.


Что ее особенно радовало?

- Для нее лучший подарок - это наши профессиональные успехи. Они ее буквально окрыляли и давали мощнейший стимул для дальнейшего профессионального роста. Я сейчас наблюдаю за ее учениками – очень многие уже на преподавательской стезе, у них очень достойно это получается. То есть ее дело живет. Кто-то взял больше, кто-то меньше, но взяли все. И это очень здорово, потому что традиции этой вокальной школы однозначно видны в Волгограде, качество вокального искусства в нашем городе благодаря Светлане Григорьевне на высоком уровне.


Какая ее фраза вам запомнилась на всю жизнь?

- Был какой-то серьёзный разговор, по душам, и она с особой интонацией сказала: «Ты мужчина!» Это запало в сердце - ты человек, который должен брать ответственность за себя, за близких, за искусство, которому ты служишь, защищать то, что ценно и что любишь, что нуждается в крыле. Поставить на крыло и крылом защитить. Это то, чему я стараюсь жить и соответствовать.


Как получилось, что она стала вашей крестной мамой?

- Ещё в училище она спросила крещеный ли я. А тогда не особо крестили детей, а я ещё и сын офицера… Договорились пойти в Казанский собор. И она сказала: «Теперь у тебя есть ангел-хранитель, который будет с тобой…» На самом деле, ангелом-хранителем очень долгое время была Светлана Григорьевна...


Что ушло из вашей жизни с ее уходом?

- Не ушло ничего. Она не ушла. Я понимаю, что физически ее нет, но она всегда в сердце, навсегда в душе. Все, что касается профессиональной деятельности, оценки того, что ты слышишь, как ты слышишь, все то, что она дала – это навыки, полученные благодаря ей. И память, любовь. То есть пока я жив – она будет всегда рядом.


Если бы у вас была возможность отправить сообщение, которое она бы прочитала, что бы вы ей написали?

- Что я ее люблю и иду тем курсом, который она задала.


Волгоград, 2021 год