Поиск
  • Сергей Меркулов

Ярослав Абаимов: «Музыкальную часть спектакля принимали просто на ура».


Шарль, виконт де Серваль - Ярослав Абаимов. Фото Павел Рычков

 

В минувшие выходные на Камерной сцене Большого театра представили оперу Гаэтано Доницетти «Линда ди Шамуни».

Своими впечатлениями о подготовке и первых показах поделился приглашённый солист Большого театра, исполнитель роли виконта де Сирваля, Ярослав Абаимов:


«Подготовка к этому спектаклю по-настоящему началась у меня в середине апреля. Времени было не так много, на самом деле. Нужно было в короткий срок выучить партию, а уже шёл постановочный период. Так что мне приходилось, что называется, как студенту в ночь перед экзаменом доучивать текст. Но всё получилось, есть опыт и образование, которое позволяет в кратчайшие сроки это сделать.
В постановочной части пришлось горячо поспорить с хореографом Татьяной Багановой, которая ставила нам пластику. Во втором действии есть ария Шарля, на протяжении которой он ползает и поёт затылком к залу. Пришлось убеждать, что есть наша зона ответственности, музыкальная. Всё-таки удалось убедить, что Доницетти это бельканто, и стилистика музыки диктует иную пластику.

Линда – Венера Гимадиева. Маддалена Люстало – Злата Рубинова. Антонио Люстало – Александр Маркеев. Шарль – Ярослав Абаимов. Префект – Александр Колесников. Пьеротта – Алина Черташ. Маркиз де Буафлери – Александр Полковников.
«Линда ди Шамуни». Фото Павел Рычков.
Что касается партнеров, то это удивительный состав не просто певцов, а настоящих музыкантов. Нам очень помогал музыкальный руководитель этого спектакля Антон Гришанин, потому что стиль Доницетти это достаточно сложный жанр - с одной стороны, это очень красивые мелодии, вокальные партии, а с другой стороны, очень сложно в плане аккомпанемента. С музыкальной точки зрения, мне кажется, очень все хорошо получилось. И радостно, что в июле будет второй блок спектаклей, и можно будет уже с новыми, свежими силами и эмоциями подойти опять к этому барьеру.
Зрители музыкальную часть спектакля воспринимали просто на ура. Были даже безумные овации, порой казалось, что как-то чересчур излишние. Непосредственно по сценической части этой оперы отзывы разные. Кто был подготовлен, допустим, как моя супруга, я ей много рассказывал про эту постановку, она знала, на что идёт.
Если человек не подготовлен, то там есть ряд сложностей. Иногда музыка идет просто вразрез тому, что происходит на сцене. Но нам где-то уже в середине постановочной части стало нравиться то, что мы делаем».