Поиск
  • Кристина Никитина

Елена Максимова: «Мы шли к результату несколько лет»


 

Елена Максимова, оперная певица (меццо-сопрано), окончила Московскую консерваторию им. П.И. Чайковского.

Выступает в ведущих театрах мира, среди которых Королевская опера Ковент-Гарден, Парижская национальная опера, Лионская опера, Ла Скала, Римская опера, театр Комунале во Флоренции, театр Массимо в Палермо, Венская государственная опера, Берлинская государственная опера, Баварская государственная опера, дрезденская Земпер-опера, Дворец искусств Королевы Софии в Валенсии, Нидерландская национальная опера (Амстердам), Финская национальная опера (Хельсинки), Метрополитен-опера, Новая Израильская опера (Тель-Авив), Новый национальный театр (Токио), Сиднейская опера, Большой театр, Мариинский театр.


В описании Вашей творческой биографии не упоминается имя Светланы Григорьевны Нестеренко. Расскажите, как Вы с ней познакомились, как она появилась в Вашей жизни?

- Нас познакомила моя хорошая подруга и коллега Ольга Гурякова. В то время я переходила на новый репертуар и искала педагога, который бы мне помог правильно встать на следующую профессиональную ступень. Наш инструмент - наше тело и когда оно меняется, нам важно иметь рядом вокальное ухо педагога.

Светлана Григорьевна очень деликатный, тонкий и чуткий человек. Она была со мной рядом последние 7 лет. Не всегда была возможность приезжать в Россию, но мы занимались и онлайн. Она вела меня от первой до последней ноты.


Помните ее советы, которые пригодились в вашей личной жизни?

- За время нашего сотрудничества Светлана Григорьевна стала для меня очень близким и родным человеком. Мы много общались, говорили обо всем. Я часто спрашивала ее совета, как вести себя в той или иной ситуации. Она была очень скромным и мудрым человеком.


Как Вы узнали, что ее больше нет?

- До последнего мы переписывались. И когда она перестала отвечать на мои смс, я начала бить тревогу. Звонила своим коллегам. Оказалось, что она в реанимации. Мне дали телефон ее сына . Я была с ним на связи каждый день. Вот так и узнала.


У Вас сейчас еще иногда рука тянется набрать номер по привычке?

- Рука не тянется. Я это все приняла. Но, честно говоря, я с ней часто мысленно разговариваю, советуюсь. Мне это важно.


Ольга Гурякова показывала нам блокнот, в который Светлана Григорьевна, приехав однажды из-за рубежа, написала какие-то советы, распевки……

- О, вот видите! Она всегда находила для каждого ученика особые слова и напутствия. К каждому подбирала индивидуальный подход. Наши уроки были по полчаса, минут по 40. Но за это время она успевала разобрать со мной кусочки арий или новых партий. Я всегда удивлялась, как много Светлана Григорьевна мне дает за такой короткий урок! Светлана Григорьевна на мое удивление говорила так: «Лена, Вы пришли на полчаса и ушли. А Ваш голос у меня всю ночь крутится. И я думаю, что нужно сделать дальше, как выстроить наши занятия дальше».

Для одного ученика Светлана Григорьевна подбирала один путь развития, для другого - другой. Все индивидуально. Мне она всегда говорила о спокойствии. Она для каждого ученика была разная.



Ей никогда не хотелось самой оказаться на сцене?

- Я ее спрашивала. Она сказала такую фразу: « Мне очень трудно перенести публичное одиночество». Она это очень быстро поняла и сразу перепрофилировалась на преподавание. Не все могут выдержать сцену, потому что там очень трудно справиться со своими эмоциями. И это действительно публичное одиночество! Светлана Григорьевна это четко подметила.


Какой ее совет, цитата осталась у Вас в памяти?

- «Внутреннее спокойствие дает спокойствие дыхания» она мне всегда так повторяла.


Вы общались за пределами репетиционного класса? Какие были истории в обычной жизни?

- Безусловно, мы общались. В жизни мы все совершенно обычные люди. Любим прогуляться по магазинам, посидеть в кафе, поболтать. Светлана Григорьевна безумно корректный человек. Она очень отличается от педагогов в России, от русской манеры преподавания. У нее европейская манера преподавания. Она никогда не на чем не настаивала. Она говорила свою точку зрения, а ученик либо принимает ее, либо нет. Она всегда деликатно и ненавязчиво выстраивала свои отношения с учениками.

Светлане Григорьевне все было интересно. Она с большим вниманием ко всему относилась, очень любила театр. С удовольствием ходила на спектакли, смотрела репетиции и радовалась нашим успехам.


Ваши коллеги за рубежом не задавали вопросы кто Ваш педагог, спрашивали контакт?

- Очень часто спрашивали. В последнее время Светлана Григорьевна редко набирала новых учеников. Впрочем, к ней всегда трудно было попасть. Я просила иногда ее кого-то послушать, проконсультировать. Когда была возможность она всегда помогала.

Сейчас меня тоже просят что-то подсказать, но я не преподаю. Иногда делюсь с коллегами советами Светланы Григорьевны.


Когда Вы познакомились, Вы были уже состоявшейся вокалисткой с опытом, знаниями, своим мнением. Почему Вы ей поверили?

- Все произошло очень быстро. Я пришла к ней с одной проблемой, не подозревая, что проблема в другом. Я отбросила все сомнения и доверилась педагогу. В распевках она со мной была очень откровенна. Каждые полгода их меняла, пытаясь решить мою проблему постепенно, распутывая весь клубок понемногу. Очень многие певцы понимали и не принимали ее методику. Кто-то уходил-приходил. Мне, действительно, повезло, я в правильное время к ней попала. Хорошо, что она тоже это понимала. Я искренне благодарна Светлане Григорьевне! И даже при таком взаимопонимании мы шли к результату несколько лет.

Я пою разный репертуар, поэтому постоянная смена распевок мне очень помогает. Я записывала все наши уроки. Сейчас пролистываю на три-четыре года назад, нахожу распевки, смотрю, что и как мы тогда делали, и много переосмысливаю. Это очень интересно. Светлана Григорьевна всегда со мной!


Москва, 2021 год