Поиск
  • Кристина Никитина

Ольга Щеглова: «В каждом из нас сохранится её школа».



 

Ольга Щеглова (сопрано). Окончила Калужский областной колледж культуры и Академию хорового искусства им. В.С. Попова. Лауреат Международного конкурса «Bella Voce», дипломант Международного конкурса им. М.И. Глинки и V Всероссийского конкурса молодых вокалистов им. Н. Обуховой, Международного конкурса вокалистов в Алькамо (Италия) и Международного певческого фестиваля Амандоле (Италия). Принимала участие в Festival de Colmar (Франция), Rheingau Musikfestival (Германия), Oldenburger Promenad (Германия). Солистка Московского музыкального театра «Геликон-опера». Выступала на сцене театра Петручелли в Бари (Италия).


Очень важно, когда мы начинаем какое-то дело, кто с нами в самом начале. Вы одна из первых учениц Светланы Григорьевны, вы помните, как все начиналось?

- Я обычная девочка, приехала из провинции, из Калуги, поступила в Академию Хорового Искусства и как раз это был первый год, когда Светлана Григорьевна переехала из Волгограда. Я не сразу попала к ней в класс, потому что у нее были в основном ученики, которые достались ей от ее подруги, Татьяны Ивановны Лошмаковой, и те ученики, которых она привезла с собой. Но я в общежитии жила как раз с девочками, которые приехали с ней из Волгограда. И конечно все мечтали к ней попасть, все уже разузнали, какой это прекрасный педагог.


Спрашивали, почему они решили ехать за педагогом?

- Я никогда от них не слышала, что перед ними стояло какое-то глобальное принятие решения, мне кажется там даже не стоял вопрос «ехать - не ехать». Они просто собрали вещи и поехали, никто даже не думал. Тогда с ней приехало как минимум человек пять.


Чувствовали ли вы какую-то ревность между её волгоградскими студентами и московскими?

- Нас было тогда не очень много. Мне кажется, она всех окружала своей заботой. Любви, доброты хватало на всех нас. И мы все жили большой дружной семьей и, мне кажется, никто не был обделен вниманием.


Если дать ей оценку с вашей стороны, как ученицы, какое бы одно, но самое главное, прилагательное вы бы подобрали по отношению к ней?

- Вперед смотрящая. Такое подходит? Она всегда знала наперед, что будет конкретно из этого ученика. Она всех нас очень любила, она проживала с нами и радости, и печали, знала все наши домашние дела.

У меня был тогда маленький ребенок, она из каждой поездки привозила костюмчики ему. В общем, она заботилась обо всех и всегда думала о каждом. Из поездок она обязательно привозила всем маленькие подарочки. Нас в классе человек 15 и каждому она обязательно какую-нибудь мелочь привезет. Однажды достает из сумки кучу маленьких брелочков с разными зверьками. Даже не помню, откуда она нам привезла их. Сказала: «Пусть это будет вашим талисманом от меня, положите его в сумочку и пусть он там живет». Уже старенький, лет 15 ему (улыбается).


Приносит удачу?

- Думаю, что да.


Она была требовательная, с ней не забалуешь, или можно было дать слабину где-то?

- Она была таким авторитетом для всех, что мне кажется, перед ней и никто не мог позволить себе даже капризничать или что-то подобное. Мы заходили в класс работать, неважно, получается у тебя что-то или нет. Она даже иногда могла ничего не говорить, но по одному взгляду мы понимали, что нам делать дальше или может даже лучше сегодня уйти и прийти в следующий раз (смеется).


У вас другой педагог сейчас?

- Спустя несколько лет после окончания академии она благословила меня на переход к другому педагогу. В общем-то, Светлана Григорьевна в какой-то мере меня к этому сподвигла, сказала: «Оля, с твоим голосом будет работать тот педагог, который именно в этом голосе лучше понимает». У меня всегда была тяга к драматическому репертуару, мне всегда хотелось рвать на себе рубашку, мне обязательно надо было умереть в каждой опере. Но, конечно, в 22-25 лет нельзя петь такой репертуар, ну или можно, просто это может быстро для тебя закончиться. И она старалась меня вести все-таки как легкое лирическое сопрано и говорила: «Подожди, чтобы петь такой репертуар, надо до него дорасти, вот лет 27 будет, тогда уже спокойно я тебя отпущу». И когда этот возраст настал, я ушла к другому педагогу. Светлана Григорьевна об этом знала, меня поддерживала и все время интересовалась, как у меня дела. Она слышала мои выступления и одобряла.


Партия Лизы в «Пиковой даме» - последняя, которую вы с ней разбирали?

- Да, это последняя партия, которую я с ней делала. Она всегда говорила: «Сколько бы тебе ни было лет, ты всегда должна помнить, что ты девочка, ты лирическое сопрано, никогда не пытайся петь большим драматическим голосом, он у тебя и так большой, так что все, тихонечко настроилась как девочка и пошла вперед» (улыбается).


А мальчикам, что говорила, знаете?

- Она мальчиков оберегала больше, чем девочек. Тем более мальчики у нее все, в основном, были тенора, а они - ранимые души, за ними нужен особый уход и поэтому конечно она их оберегала больше. А девочки… Она знала, что мы у нее все серьезные, что мы все умеем думать. Мы не пропадем. (улыбается)


Были ситуации, когда она вас выручала в жизни?

- Мне предстояли гастроли в Японии, отказаться было совершенно невозможно, а я приболела. Была зима, а гастроли были на месяц. Я не знала, как вообще поступить. Светлана Григорьевна все мне организовала, к нужному врачу отвела, оказалось, что у меня воспаление легких (улыбается), Мы все бедные студенты, лекарства купить нам не на что. Она нас загрузила лекарствами, выдала нам всем чемоданчики, и мы полетели в Японию. Слава Богу все обошлось.


А сложные ситуации были с ней?

- Практически перед самым ее уходом, когда я вернулась из Стокгольма после несостоявшейся «Иоланты», начался карантин и мы с ней переписывались. Мы до этого какое-то время не общались и получился очень теплый разговор, я тогда сказала: «Светлана Григорьевна, извините если когда-то я вас чем-то обидела». Мы же артисты эмоциональные люди. Но она совершенно не обижалась, я знаю точно, никогда, ни на кого.


Она многим помогала, а вы? Помогали ей?

- Она никогда никого не просила о помощи. Но мы всегда чувствовали, когда ей что-то необходимо и мы всегда были рядом. Она всегда отдавала, сама никогда ничего не просила.


Говорили с ней о профессии педагога?

- Как я закончила академию, она сказала, что из меня получится очень хороший педагог. С 2007 года с ее легкой руки я пошла работать в школу. Она нас учила не только петь, но еще и передавать знания другим. Сейчас, после ее ухода, одна из первых учениц, Екатерина Лехина, взяла ее класс. Это просто подарок для студентов. В каждом из нас, кто продолжает педагогическую деятельность, сохранится ее школа.


В чем уникальность ее методики?

- Объяснить методику словами всегда непросто. К каждому должен быть свой подход. К ребенку, к студенту, да и ко взрослому певцу. Она умела это всем объяснять прекрасно, в доступной форме, на примере конкретного человека. И, конечно, она была прекрасным психологом, знала превосходно все технические моменты.


Сколько в состоявшемся артисте природы, физиологии, работы и вклада педагогов? Если взять всё за 100%.

- Светлана Григорьевна говорила: «Тебя Бог наградил природой, но природа имеет свойство рано или поздно увядать. Поэтому если ты не подкрепишь это профессионально, техническим оснащением, то рано или поздно она умрет». Вклад педагога… Мы и все 100 процентов можем отдать, но сколько и них заберет сам ученик? Конечно, большой процент – это работоспособность ученика. Это просто колоссальный труд. Кажется, что у нас такая красивая профессия – открыл рот и поешь. Но это ежедневная работа на протяжении всей своей карьеры. Только тогда ты останешься хорошим певцом, в хорошей форме. Поэтому природе мы отдадим 20 процентов. Все остальное мы отдадим педагогу и плюс еще 100 процентов на работоспособность самого человека


Вокальный педагог все время остается в тени, когда певец достигает серьезных высот – получает премии, награды на конкурсах, никогда не вызывают на сцену педагога.

- Вы знаете, мне кажется, что для нее было огромным счастьем и подарком, именно то, когда мы становились победителями, первым. Это было самым большим результатом ее труда. Ты приходишь в любое учебное заведение, в любой театр, в любую сферу, которая так или иначе связана с вокальной профессией, и когда звучит фамилия Нестеренко, все знают, что это показатель качества. Может быть ее даже в глаза никто никогда не видел, но все уже знали, что это будет качественно на 100 процентов.